Тарас Журба: Что значит «Ура»? Сакральная геополитика Святой Руси.


Шаман Тарас Журба - о происхождении возгласа "ура", боге Александра Невского, истоках ксенофобии, тенгрианцах татаро-монголах и монгольском "шаманском следе" в истории России.


Что значит «Ура»?

Боевой клич русской армии, а так же общее высшее выражение радости и торжества, полной победы многократно звучало в истории Святой Руси. Природа этого слова «Ура!» такова, что мы надеемся однажды прокричать его очень громко. Сила этого волшебного слова не позволяет его произносить всуе, его трудно заменить каким-либо другим, им трудно соврать, потому что произноситься оно в ключевых экзистенциальных ситуациях — в смертельной опасности или в состоянии высшего ликования.


Оно способно трансформировать процесс бытия, или, вернее, вступать с источником этого бытия, который принято в православной традиции называть Словом, тем, «которое существует в начале», в контакт. Это одно из звучаний Первослова, его эхо в устах людей. Оно подводит единый смысловой знаменатель под наличие таких парных категорий, как жизнь и смерть, добро и зло, счастье и беда.

Слово «Ура!» обладает особым метафизическим статусом, который скрепляет воедино грандиозные смысловые комплексы, индивидуальные и национальные, исторические и религиозные. Ежедневно мы сражаемся сами с собой, с обстоятельствами жизни, с неизбежностью ее финала. Для того, что бы однажды произнести это слово со всем возможным упоением, не помешает вспомнить, о том, как оно попало в русский язык, и при каких обстоятельствах произносилось.

Подразумевая благословение всех святых, это слово и общество людей, получающих это благословение, так же называют «собором» — «хурэ», так обозначаются буддистские храмы в Монголии.

Кроме того, «хурай» — команда боевого сбора, готовых отдать за свою веру жизнь, собратьев. Собственно «хор», собрание поющих людей так же этого корня. Это одно из немногих слов, которое в монгольском языке связывает воедино несколько уровней бытия – мистический, религиозный, социо-культурный, политический. При этом подразумевается органическое единство этих уровней и сопричастность каждого участника Собора, будь он небожитель, или прихожанин храма, артист или воин, единому смысловому пространству, единому Божеству.

В русский язык слово «ура» изначально попало в своем воинственном значении, после того, как славянские княжества вошли состав Империи Чингизидов, и принимали участие в их военных компаниях наравне с другими народами. Затем весь его смысловой потенциал врос в ткань русского языка, и многократно проявлялся в напряженнейших ситуациях исторического пути.

Судя по тому, как это слово прижилось в русском языке, пресловутая отечественная Соборность как фундаментальный принцип евразийского смыслового космоса, обрела в нем какое-то ключевое значение.


Вспомним несколько общеизвестных фактов, приведших монголов на Русь. Их путь лежал через крупнейшее на тот момент на евразийском континенте государство Хорезм. Передовой корпус монголов, был составлен туменами Джебэ и Субудая.

Субудая Чингиз – хан назначил своим главным военачальником, впервые отступив от традиции назначения на этот пост представителей родовой аристократии. Он усмотрел в сыне кузнеца, тогда кузнец в Монголии был так же отчасти человеком магической профессии, сродни шаману, человека более способного, нежели своих родственников, княжичей.

Кузнец тогда зачастую использовал магические техники в своем ремесле. В частности, шаманские кузунгу – небесные зеркала — изготавливались кузнецами из метеоритного металла, найденного под наущением Духа.

Субудай проявил не только бесстрашие и полководческий талант, но также гений дипломата, первооткрывателя. Судя по всему, во многом этим человеком двигала любознательность и ощущение мистического вызова, помимо традиционных воинских доблестей. Поэтому он во всех походах шел первым, и, прежде всего, давал соответствующую культурную оценку происходящему.

За ним следовал надежный Джебэ – «Стрела» – названный так за способность к лучной стрельбе. В бою за объединение Монголии, он убил коня Темучина, будучи представителем вражеского для него племени кереитов. Попав в окружение, он признался в этом, не испугавшись традиционного в таких случаях возмездия. Его храбрость и честность, равно как воинская выучка, нашли себе признание в назначении его полководцем.


Встретившись с армией Хорезма, Субудай послал Хорезм-шаху в Бухару караван с подарками и предложениями о сотрудничестве с Чингис-ханом и Монголией. Его посольство было обезглавлено под предлогом того, что выше Хорезма нет государств, а сотрудничать со своим потенциальным вассалом Шаху не пристало.

Ответом послужила военная операция, в ходе которой передовые корпуса монголов, численностью в двадцать тысяч человек, прорвав оборону Хорезма и дезориентировав военачальников почти полумиллионной армии, пробились в горы и заняли там удобный плацдарм. В ходе зимнего сезона им удалось сохранить этот плацдарм и провести в теплое время стотысячное основное войско Монголов. Через полгода от государства Хорезм осталось только воспоминание в летописях.

Тем не менее, ни одна из мечетей не была разрушена, так как свидетельство Небес, к которым обращаются «хурай!», подразумевая всю полноту божественных проявлений, была основным приоритетом этой культуры, выстраивающей социальную жизнь по наущению Всевышнего.


Русское войско о сорока тысяч и половцы, наследники хазарского каганата, таким же числом вышли на битву. Монголы применили свой излюбленный прием – ложного отступления. На протяжении девяти дней их отряд в два тумена, каждый по десять тысяч, отступал от четырехкратно превосходящих сил. Они отступали, бросая свои обильно наполненные в Хорезме обозы. Первыми позарились на эти богатства половцы, и совсем покинули битву.

Остальные русские дружины рассыпались и потеряли управление, растянувшись на несколько тысяч километров, которые отделяют Днепр от Заволжских степей. Передовой отряд киевлян о семистах воинах у реки Калка, печального и поучительного урока русской армии, попал в окружение тумена Субудая, когда Джебэ начал контрнаступление на остальные отряды, сметая их и пленяя.

Киевляне, превосходные в пешем рукопашном бою, долго противостояли конной силе, осыпавшей их стрелами, и выкашивавшей их ряды без особых для себя потерь. Им предложено было сложить оружие, тогда «не капля их крови не прольется, обижая Мать- Землю». Дружина сдалась перед более чем десятикратным превосходством. Ответом было то, что их положили под доски, на которых пировали Субудай, Джебэ и их воины, празднуя полную победу.

Все русские были рассеяны или истреблены. Формально, монгольские дипломаты не солгали – они подвергли русичей бескровной смерти. Она была еще более мучительной и жестокой, чем смерть от меча. Но монголы утверждали, что они не солгали и по большому счету – они не напали первыми, не казнили посланников, и не посчитали обозы превыше воинской дисциплины и чести, боевого тактического построения, превыше Собора, одним словом.

Киевская дружина, хотя и находилась в числе тех, кто храбро воевал, неся ответственность за судьбы всего политического союза русских княжеств, получила пример того, мнение каких товарищей можно выслушивать, а каких — нет. Хазары, названные так от слова «азарт», в силу того, что занимались исконно грабежами и торговлей, по всей видимости, для России на протяжении всего времени существования их каганата, являли собой совершенно чуждый для русского боевого и государственного духа строй рациональности.

Этот каганат, объединивший в себе кочевников, половцев, печенегов и др. со столицей в портовой Астрахани, купеческом центре, исповедовал иудаизм, тесно сросшийся с вырожденным до примитивной магии шаманизмом.

Хазары забыли о Своем Синем Небе, которому молятся монголы, и которого еще бессознательно знают русские как национального «Медведя», когда встретились с купцами западных земель, иудейскими ростовщиками и миссионерами – и их религия, как носитель коммерческой выгоды и коммерческого азарта, стала для них важнее той, ради которой нужно было быть последовательным и принципиальным.


Если быть совсем точными, то братья Аскольд и Дир уже не были славянами, потомками Кия, Щека и Хорива. Они уже были русифицированными варягами, если судить по их именам. Первым принципиальным поражением, которое свидетельствовало о том, что они не могут найти управленческих ресурсов, которые выражали бы их моральные принципы, соответствовавшие их взаимоотношениям с Богом, с Правдой, с данным Словом, они же Славяне, люди Слова, была династическая рокировка в пользу Карфагена.

Вторым – военный союз с потомками хазар.

В сфере умозрительной, религиозной их утрата своей идентичности произошла ранее, что стало возможным благодаря проникновению на их территорию инородных учений. Если мы будем изучать устройство скандинавских верований в текущий временной период, то при всей этнической своеобразности, мы обнаружим в них традиционные для Египта, Вавилона и Финикии структуры мифа. Это утверждается на основе культурологического анализа, религиозно-философской компаративистики и историко-социологического исследования, в частности.

Если для народа «Суши» символом, организующим все уровни бытия, является Собор, сообщество в равной степени живых, онтологически достоверных членов, то для народа «Моря», таковым символом является Пирамида.

Пирамида – мавзолей, экслюзирующий одного мертвого, как онтологически достоверного из остальных, живых, и по этой причине – недостоверных.

Следует утверждать, что морская европейская цивилизация к тому времени, если вспомнить Снуорри Стурлусона, с его Старшей Эддой, а так же легенды о Царе Артуре, уже была носителем Египетско-Финикийской традиции, соответствующей ей системы ценностей, включая религиозные манипуляции и иносказания вместо духовидения, а так же проистекающий из нее социальный строй, построенный на культе самоубийства, и рабовладении. Для норманнов, создавших историю западной цивилизации, характерно «пирамидальное» мышление, в точности как в Египте и Финикии. Это касается триады высших богов Асов.

Одноглазый Мудрый Один, метатель молота молний Тор, и однорукий страж Радуги – моста в город Богов Асгард — Хеймдаль. Злой, Сильный, Добрый, — основные уровни иерархии – Владыка, его Надзиратель, и Исполнитель. Им противостоят создания Тьмы – Хель (хелл — ад). Хель пожирает своих детей, так же как Молох, которому пираты фникикийцы и вслед за ними евреи, арабы и египтяне делали искупительные подношения, в том числе сжигая детей. Позднее этот обряд кодифицировался как обрезание.

В этом царстве так же павший Локи, бог огня, и пес-волк Фенрир (сравнить – Анубис), главный козырь армии великанов, отданный в их стан богами-Асами. Тор, который ездит по Небу в колеснице с козлами, попадая в поисках своей жены в стан Тьмы к Великанам, переодевается в женскую одежду, становясь по ту сторону порядка и здравого смысла.

Если говорить о легендах рыцарей Круглого стола, то в ней классический сюжет о полюсах Света – Рыцари Короля, ищущие Грааль – с чашей крови Христа- вслед за священниками, с одной стороны, и темный языческий мир королевы Фата-Морганы и «придворного», поставленного на службу великого волшебника Мерлина, с другой. Королева выполняет роль мистической проститутки, инициируя рыцарское соперничество на турнирах. Грааль находит «лох» Парсифаль, оружиеносец рыцаря Ланселота. Это происходит в то время, когда Ланселот, символизирующий честь Короля и Королевы после супружеской измены королевы Гриневеры с ним, уходит странствовать по свету в поисках покаяния и прощения греха.

Сам Грааль, кубок с Кровью Спасителя – благополучие государственной казны, богатство общества. После нахождения Грааля, благополучия королевства Артура, меч Артура Эскалибур отправляется на хранение языческой богине озера, откуда он был получен в дар. Во всех случаях (и в средиземноморском регионе, и в Англии и в Скандинавии) Мир Порядка, построенный по принципу Пирамиды, то есть системы оправдания рабства, зиждется на ресурсах Мира Хаоса, инициируя его активность, и ставя его в подчинение.

Само благополучие, Грааль, в этой связи несет черты военного или пиратского трофея, или вернее, мзды, которую темный мир выплачивает миру Света как следствие применения его Священного Оружия – меча Эскалибура.

Это логика морской цивилизации. Благополучие – следствие пиратского набега или торговли с чужим племенем по ту сторону собственного закона, в той ситуации, где мораль подчинена практической необходимости выживания. Спасает мир, являясь главным ключевым звеном всей машинерии государственного устройства «лох», будучи тем самым посвещаем в рыцари.


Сам вертикальный принцип организации общества построен на хаосе, как на фундаменте порядка, что допускает драконовские меры в управлении, и прежде всего дефицит информации, имитацию реальности, провокационный антиморальный подход к нравственности.

Фундаментальная дихотомическая основа западной цивилизации, которая в своей основе опирается на онтологическую неправду, может быть снята только в условиях Рагнарека – Войны Богов или в условиях Армагеддона – последней битвы Апокалипсиса. В ходе этих эсхатологических потрясений рушится старая конструкция социального смысла. Боги Света и Тьмы себя уничтожают. Новой эпохой управляют Новые божественные поколения, не оттененные своими темными вредоносными собратьями. Окончательная справедливость возможна только в финале истории. Затем начинается новая эпоха.

Отсюда следует предположить, что Славяне к этому моменту в своем, так называемом, язычестве уже не были оригинальными. Эта духовная традиция, когда «битый небитого везет» была так же следствием воздействия чуждых им верований, отличными от той, которая корнями уходила в культ Медведя, культ Правды и равенство всех и каждого перед ней.

Русские, Россия, как самоназвание, происходит от реки Рось, притока Днепра в среднем течении. Там расселялись Поляне, племя, которое «живет на поле», возле Священной Реки. В этом названии непрерывный исторический выбор русского народа, стать речной – морской цивилизацией, и посвятить себя полностью «хождению из варяг в греки» (как известно, по Днепру можно и в Балтику попасть и в Черное Море, а, следовательно, в Атлантический океан), или быть носителем континентального принципа организации своей жизни.

При этом им известно деление на сословия, в том числе, княжеское и смердов. Смерды – это те, кто вместо того, что бы Славить Бога, как и положено Славянам, детям своего Слова, Неба, которое содержит потенцию любых произнесенных и подразумеваемых смыслов, «смердят» по отношению к своим господам, снимая в их присутствии шапки. Они находятся изначально в ситуации пониженной вменяемости, не проявляя таких же мужских добродетелей, как дружинники и священники, когда у них отсутствуют условия отвечать за свое слово, за правду. Это те, кто не является активным субъектом Слова, у кого нет ресурсов Слова. Они – хаос, ложь, потенция неуправляемости, объект Слова. Их поэтому можно принуждать.

Тем не менее, по всей видимости, – Рось – Небесная Роса – Святая, Живая Вода, Амрита, Аржаан, очищающая от греха, водная гладь, в которой отражается как в зеркале, мир, вода, в покое страстей показывающая правду «то, что есть», для нашего народа имеет иное значение, нежели «Море» имеет для значение для Хирама, строителя Храма Соломона, и всей европейской цивилизации с ним, а также большее, чем поклоняющиеся Молоху пираты финикийцы, следуя взглядам которых евреи, египтяне, и арабы взяли за правило делать обрезание.

Вернемся же вновь на континент. Монголы и все Тенгрианцы, давали себе самим Абсолютную оценку. У них было строгое устное учение о том, что представляет собой Небо, его устройство. Себя они считали и считают происходящими от духов Неба, Белых Драконов, тех, кого христиане называют ангелами.

Существуют выраженные антропологические отличия народностей Саяно-Алтайского нагорья. У них больше, чем у кого-либо объем головного мозга по отношению к массе тела, а так же объем грудной клетки по отношению к тазу. Грудь и череп – это место, где существует Гол – средоточие, мышца Бога. «Голова» и «головешка» так же от этого слова. Однако его значение является принципиально противоположным по отношению к символу Мертвого Черепа, так часто используемому в конспирологической европейской культуре, скорее оно имеет значение близкое к образу «Живого Сердца».


Город Кызыл, столица Тывы, находится в месте слияния Малого и Большого Енисея (Енисей – Мать Река, другое название Хем, однокоренное со словом Хам, шаман – тот, кто видит – Правду в зеркале) — равноудаленная точка от береговой линии азиатского континента. Свое учение они считали самым древним и коренным, материнским по отношению к остальным текстуализованным религиозным традициям. И, поэтому свои геополитические претензии безусловными.

Себя Монголы вслед за Енисейскими Кыргызами называли происходящими от небесных, Белых драконов, русскими словами Ангелов. Наиболее близкими себе, они считали китайцев и тибетцев, а так же русских, которые происходят, по их мнению от духов Земли и Воды, которых называют Черными (цвет воды) Драконами, иногда Желтыми(цвет земли). Это те существа, которых сами русские называют Лешими и Русалками (само имя – русский – неслучайно того же корня), а китайцы любят всячески чествовать их на праздниках и изучать их влияние в фэншуе при постройке дома.

Именно за обиду этих существ, за осквернение водных и земных урочищ, Яса, законник Чингис-хана карал смертью. Эти существа, по мнению кыргызов, тувинцев, монголов и всех Тенгрианцев Саянского Кольца чуть менее одухотворены, чем их небесные бесплотные собратья, но несут в себе так же божественное интуитивное знание.


При этом шаманисты уважали техническую одаренность этих народов, способность к дискурсивному вниманию, и их трудолюбие. К другим народам они относились с меньшим теплом и родством, оставляя им, тем не менее, равное с собой перед Богом место. Потому что они с большим трудом понимают правду, жизнь как есть, а некоторые, так и совсем ведут себя наперекор ей, в частности как половцы, последыши хазарского апокалипсиса.

Тем не менее, решающим вопросом для человека в исходе его жизненного пути монголы видели собственную безупречность, непреклонные усилия, и связь со своим небесным покровителем.

Масштаб любого человека перед Небесами ничтожно мал. Воля небес превосходит способности любого человека, тем не менее, она может быть постигнута или укрощена своими усилиями. В частности, является очень поучительной история о женитьбе Чингис-хана.

Как известно, во всякую землю, куда бы ни приходила его империя, ему дарили самую красивую девушку самых высокородных кровей. Однажды, при всем собрании своего двора и народа в Карокоруме, он в очередной раз женился. Невесту подвели на коне. Однако Хану она не досталась. Ее подхватил непонятно откуда взявшийся всадник. Когда нукеры, золотая тысяча личной гвардии хана, его догнали и окружили в степи, и ударили копьями, он превратился в каменный столп.


В Карокоруме не было крепостных стен. Это – единственная столица в государстве, которая не была оснащена фортификационно. Могуществу Чингизидов ничто не угрожало на Земле. В Столице Мира, в самом громком произнесении в истории евразийских геополитических принципов, звучала как основная мелодия – песня вечности.

Окончательный исход этой пьесы не здесь. Здесь, на Земле, человек выбирает себе дорогу, по которой в силу земных деяний пойдет после смерти. Здесь он ищет Небо.

Продолжение читать здесь.

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook Basic Square
  • Instagram Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Facebook Basic Black
  • Black Vkontakte Icon
  • Black YouTube Icon
  • Instagram - Black Circle
  • Black LinkedIn Icon

© 2016-2020, Taras Ghurba
Шаманизм, исцеление, астрология